Жизнь на зоне бывших сотрудников


Жизнь на зоне бывших сотрудников

«Ментовская» зона


В РОССИИ есть всего три места, где за колючей проволокой в робе арестанта мотают срок бывшие. милиционеры, судьи, прокуроры и даже сотрудники спецслужб.

Одно из них — в Иркутске. Вчерашние стражи порядка сидят здесь за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Иркутская «тройка» — нетипичная производственная зона. На площади 10 га фактически сосуществуют три разных учреждения: строгого режима, общего и колония-поселение. В сущности, это недопустимо. Но расти зоне некуда — она в кольце жилого массива.

Никаких специальных удобств и пайков для «бывших» правоохранителей не предусмотрено. 1300 зеков занимают жизненное пространство, рассчитанное на 800 человек. Поначалу корреспондента «АиФ» приняли за прокурора.

И потянулись с челобитными. Так проявилось первое отличие «ментовской» зоны — здешний говор понятен гражданским лицам. Блатной фени меньше, чем в других местах.

«Контингент — обеспеченный.» Как живется зэкам в «ментовской зоне»

23 марта 2020, 14:36Сергей ТарановЧитайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейОсновным поводом для поездки в ИК-8 УФСИН России по Башкирии стала годовщина со дня «перепрофилирования» колонии, уже два года тут отбывают уголовное наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов.Второй повод — многочисленные сообщения об арестах и приговорах бывшим сотрудникам МВД, ФСБ и других ведомств, в этом плане СМИ выполнили свою функцию и рассказали о полученных сроках, но никто не показал, что происходит дальше.

Но, пожалуй, главная особенность «тройки» — очень скромный процент рецидива.
Найти на

Тюрьма для бывших полицейских, прокуроров и судей

08/08/2013 в 10:22, 19475 прочитали, 13 прокомментировали Как в сцене мечты уголовника, все заключенные на территории этой тюрьмы в западной части России — примерно 2000 человек — бывшие полицейские, прокуроры, налоговые инспекторы, таможенные служащие и судьи.

Стерлитамак, второй по величине город в Башкирии, встречает нас оттепелью, не характерной для Южного Урала в это время года.
Большую часть дня они бесцельно слоняются с угрюмыми лицами, одетые в тюремную одежду. Единственный намек на их прежнее место работы в полиции — стрижка «под ежик» у некоторых. Российские пенитенциарные власти предоставили редкую возможность посетить эту специализированную колонию, чтобы желающие смогли лично удостовериться: эти заключенные не получают никаких льгот.
В некотором смысле чиновники достигли цели.

По крайней мере, что касается мест размещение, то тюрьма такая же мрачная, как и большинство других.

Внутренние стены — некрашенные бетонные плиты, колючая проволока разрезает тюремную территорию на зоны для тех, у кого суровый приговор, и для заключенных с небольшими сроками.

Ментовские зоны. Лагеря для бывших сотрудников

Зоны для «бывших сотрудников» стоят особняком в условном каталоге мест лишения свободы.

В них не действуют принятые в уголовной среде воровские понятия, что в некоторых моментах осложняет общение между людьми в условиях зоны. Зеки, условно отнесенные к категории бывших сотрудников (БС), придерживаются лишь некоторых понятий (нельзя красть у заключенных — за это могут навечно «отделить», подробности см.

ниже); всегда отвечать за сказанное; не интересоваться у других, за что они сидят; не пользоваться тем, что упало на пол в туалете (нужно поднять и демонстративно выкинуть); нельзя брать что-либо, касаться, общаться с т.н. «отделенными» — осужденными, занимающимися уборкой туалетов, а также садиться на их стулья и кровати.

Как и везде, «отделенные» не могут принимать пищу за одним столом с другими осужденными. Кроме того, осужденного, которого за некоторые провинности (стукачество – донос администрации на таких же осужденных, после которого наступили негативные последствия, воровство у своих, интриги, то есть сталкивание групп заключенных путем доведения недостоверных данных и т.д.) обольют мочой, автоматически становится «отделенным».

«Ментовские» зоны в СССР: кого туда сажали


Как известно, милиционеров, полицейских и сотрудников силовых структур, осужденных по уголовным статьям, сажают в особые зоны, именуемые в просторечии «ментовскими». Здесь нет «воров в законе», однако, нравы на «ментовских» зонах не намного мягче, чем на обычных.

Удивляться тут нечему: зона есть зона, со своей иерархией, своими порядками и традициями, которые сложились в таких исправительных учреждениях еще во времена СССР. При советской власти в стране была только одна исправительная колония для осужденных сотрудников правоохранительных органов — в Нижнем Тагиле.

Теперь их пять. Необходимость таких «спецзон» продиктована жизнью. На обычной «воровской» зоне бывший сотрудник (БС) – «бээсник» не протянет и суток.

Убийство «мента» – это честь для любого уголовника и билет в более высокую «масть» криминальной иерархии.

ИТК-13 в Нижнем Тагиле появилась в 1951 году, в период противостояния

МЕНТОВСКАЯ ЗОНА: ХРОНИКИ АБСУРДА. Часть 3 — спецконтингент

  1. Расследования 13 июля 2004 Дорога в ад для сотрудника правоохранительных органов, против которого возбуждено уголовное дело, начинается с изъятия у него служебного удостоверения. Для большинства «ментов» это трагедия не меньшая, чем само лишение свободы.

    Даже табельное оружие не так важно, как всемогущая ксива. Потеря «ксивы» для большинства из них означает переход в разряд «овец», тех, кого раньше можно было пасти и «стричь».

    Впрочем, не все «менты» являются приложениями к своим красным книжечкам. И они, в отличие от «ксивников» даже в лагере остаются людьми.Но вернемся в наши «отверженные селения», вернемся в Менскую зону. Первоначально планировалось, что сидеть в ней будет 700 человек.

    Когда зону сделали «инвалидской», то промзону строить уже не стали,

Самые презираемые профессии на воле в российской тюрьме

nnm.me Пальма первенства, среди презираемых сидельцами профессий, принадлежит службе в правоохранительных органах.

На блатном жаргоне ее называют «мусорской работой». На протяжении всей истории работники полиции и преступники были врагами, и понятно, по какой причине. Если же человек работал в сфере, которая каким-либо образом касается государственной службы, то относиться к нему арестанты будут терпимо. Правда говоря, рассчитывать на «åкарьерный рост» в пределах тюрьмы он точно не сможет.
Если посетить какой-нибудь форум, посвященный воровской тематике, то можно увидеть, что здесь обсуждается отношение к той или иной специализации на воле.

По большей части гражданские профессåçии считаются åлегитимными» среди воров в законе, но вот уважения они не заслуживают. Если, к примеру, человек

Новикова Марина журналист

На зоне Зона «для своих» Как отбывают наказание бывшие прокуроры, судьи и сотрудники милиции.

Эти люди охотно общаются, но просят не направлять на них объектив фотоаппарата. Вдруг фото в газете случайно увидит ребенок, который до сих пор свято уверен, что папа уехал в командировку на важное спецзадание.

Ведь большинство из этих людей еще недавно были «вершителями судеб»: в кармане носили заветные “корочки“, имели право на табельное оружие и сами отправляли преступников за решетку… Корреспонденты «МК в Нижнем Новгороде» побывали в Борской спецколонии, именуемой в народе «ментовской», и посмотрели, как искупают свою вину бывшие сотрудники милиции, прокуроры, судьи. Зэки с тремя высшими Внешне колония «для своих» ничем не отличается от десятка других мест лишения свободы в Нижегородской области, куда мы уже не раз ездили. Та же колючая проволока по периметру, вышки с автоматчиками, промышленная

Как и чем живут на «зоне» бывшие сотрудники правоохранительных органов

21 марта 2020, 14:00Константин КлимовЧитайте Mkset.ru в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейВторой повод — многочисленные сообщения об арестах и приговорах бывшим сотрудникам МВД, ФСБ и других ведомств, в этом плане СМИ выполнили свою функцию и рассказали о полученных сроках, но никто не показал, что происходит дальше.

Стерлитамак, второй по величине город в Башкирии, встречает нас февральской оттепелью, не характерной для Южного Урала в это время года. Найти на окраине города колонию непросто, находится она в стороне от дороги, а редкие прохожие словами «зоны у нас там» просто показывают направление.