Как готовят гея на зоне


Как готовят гея на зоне

Как опускают на зоне?


/ 19 декабря 2014 2445 Оцените: В местах лишения свободы – тюрьмах или попросту говоря на «зонах» так исторически сложилось, что местный контингент разделяется на несколько «каст», низшей из которых являются «петухи» или «обиженные». Также их называют «опущенными». В самую низшую касту тюремных заключенных попадают пассивные гомосексуалисты, лица, осужденные по статьям за изнасилование, убийство детей или, собственно, те, кто стали жертвами насилия в самой тюрьме.

О способах выживание в тюрьме можно прочитать в нашей статье .

«Опускают» на зоне как мужчин, так и женщин.

Процесс «опущения» состоит в унижении и насильственном сношении противоестественным способом (анальный секс). Существуют и иные способы: облить зека мочой, заставить поцеловать «парашу» или опустить в нее головой, провести у него спящего пенисом по губам, вымазать спермой его полотенце. Тех, кого «опустили», называют кроме как «петухами», также «вафлерами», «маргаритками».

Как зэки себя удовлетворяют

Издавна народная молва и песни, а сейчас нередко средства массовой информации и писатели детективов идеализируют обитателей зон и тюрем.

Их воображение, оторванное от реальности, рисует им этакий романтический образ сидельца — благородный разбойник с замашками Робин Гуда. Сам я провел за решеткой двенадцать лет и утверждаю, что за колючую проволоку (за редчайшим исключением) попадают не лучшие представители человечества.Все рассказы про воровские понятия — красивые сказки.

В неволе очень немногие могут жить сносно. Сильные и хитрые подавляют слабых и туповатых. Особенно трудно первоходам — они не знают нравов тюрьмы и нередко попадают впросак не но собственной глупости, а потому что не догадываются об обычаях и порядках, царящих в камерах. Иногда безобидные на первый взгляд слова по укоренившейся годами традиции таят в себе скрытый смысл.В местах лишения свободы народ общается совсем иначе, чем на воле.

Обсуждения

ПетухиПоследняя каста — ПЕТУХИ, они же «обиженные», «опущенные», «пидеры» и так далее.

Это каста изгоев, неприкасаемых, отверженных, среди них находятся и пассивные гомосексуалисты.

На том же уровне в зоне находится промежуточная каста — «чушки», «черти».

С той только разницей, что в качестве пассивных педерастов они не используются — это просто неприкасаемые.Гомосексуализм в тюрьмах существовал всегда, был он, как правило, делом добровольным.

Но с какого-то времени — по некоторым сведениям, с реформы «исправительно-трудовой» системы 1961 года — на зонах начал распространяться обычай: наказание в виде насильственного обращения виновного в педераста. Некоторые ветераны ГУЛАГа считают, что этот обычай придумали опера — он стал их оружием в борьбе с отрицаловом.
Есть похожий обычай у некоторых отсталых племен в Африке — там мальчиков, не выдержавших испытаний при посвящении в мужчины, нарекают женскими именами, наряжают в женскую одежду и отселяют на задворки стойбища.

Обсуждения

За что попадают в опущенныеСогласно блатным понятиям, человека можно опустить (сделать опущенным) только за очень серьёзные проступки, например:1) Стукачество2) Крысятничество (воровство у других заключённых; кража имущества, принадлежащего не заключенным или на воле вообще, считается доблестью)3) Не возвращённый вовремя долг (особенно карточный); иногда условия игры могут прямо предусматривать, что проигравший становится петухом, что может использоваться для провокации, когда заключённому, ещё незнакомому с тюремными обычаями, предлагают сыграть во что-либо «на просто так», «на фуфло» (оба выражения подразумевают, что проигравший расплачивается «очком», жопой, а незнание этого не является оправданием) Другой способ провокации — угостить новичка пищевыми продуктами, а затем потребовать оплаты. Но при этом обманщик сам рискует попасть в опущенные.4) Беспредел — грубейшие нарушения воровских

Тюрьма/Иерархия

Это подстатья-включение в основную: .

Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь не нужны!

Контингент Распределение каст в блатном мире чаще всего происходит по заслугам и достоинству. В различие между мастями ясность вносят наколки (партаки), каждая из которых имеет свой собственный сакральный смысл.

Однако эта тенденция спадает, и большинство старается бить просто мистику или церковную тематику, если, конечно, вы не сидите где-нибудь в Забайкальском крае, где ещё царят 90-е, и в ходу «трамвай» и прочие пережитки. « Золотые купола на груди наколоты, . »— М. Круг Суровая мужская дружба Вор aka Батя.
Попадают в тюрьму осознанно, и потому считаются главными. Для них тюрьма — лишь закономерный этап жизненного пути, и они к нему готовы, в отличие от тех, кто вчера сидел дома и жрал , а сегодня вдруг оказался на нарах в .

В одном лагере их может быть сколько угодно, но положенец всегда один.

Другая любовь


Кaжeтcя, первым описал гомосексуальные нравы узников тюрем француз Ласенэр в первой половине прошлого века. Сын известного коммерсанта, он был исключен из университета за гомосексуальность.

Вместе со своим любовником и сообщником Батоном он убил инкассатора, а потом полицейского. Помещенный в тюрьму, он начал писать и публиковаться в журналах — это был предшественник Жана Жене.

В числе его сочинений есть очерк «Тюрьмы и пенитенциарный режим».

Жан Жене — символ гомосексуальности. Так сложились обстоятельства, что этот человек стал классиком гомосексуальной литературы. Он и сидел, и бедствовал, и бродяжничал. У меня есть двухтомник Жана Жене, где я подчеркнул немало абзацев, к которым обращусь вновь, когда продолжу работу над книгой «Я+Я».
В.В.Ш. Он не стеснялся описывать гомосексуальное поведение: заботиться о своем реноме ему было незачем.

Рекомендуем прочесть:  Отпуск мед работников

Он был осужден на смерть и гильотинирован.

Обсуждения

А раз так, то активная роль в сексе становится средством унижения и подавления.

Сверх функции доставлять сексуальное наслаждение и разрядку активное гомосексуальное поведение приобретает в тюремно-уголовной среде дополнительную функцию — как самовыражение мачизма, средство самоутверждения, орудие агрессии и доминирования. Но это приводит к неожиданной силе воздействия гомосексуального поведения в тюрьме и лагере на гетеросексуалов, вовлеченных вольно или невольно в эту практику.

Да, гетеросексуалы стремятся вернуться к природному для них и одобряемому обществом, средой, гетеросексуальному поведению.

Найти женщин, включиться в желанный секс, бывший для них так долго недосягаемым. Но многократное повторение оргазма в сношении с мужчиной понемногу размывает исключительную нацеленность на секс с женщиной.

Наслаждение, оказывается, можно добыть и с мужчиной. А в силу длительной сопряженности

Житомирская областная общественно-деловая газета «ЭХО»

Приводят в камеру бугая.

Он спрашивает сокамерников: — Гомики в камере есть? Молчание. — Еще раз спрашиваю: гомики есть? Снова молчание. Бугай берет табуретку, ломает ее о свою голову. — Последний раз спрашиваю: гомики есть? Из-под дальней шконки выползает тощий зэк и тонким голосом отвечает: — Я. — Как зовут? — Маша. — А меня — Лена.

Вместе держаться будем! (Тюремный анекдот) Продолжаем знакомить читателей с неписаными законами и обычаями жизни в местах лишения свободы. Традиции этого мира ныне весьма красочно описаны в художественной литературе, однако всегда ли литературный вымысел совпадает с действительностью? Разобраться в этом нам поможет кандидат юридических наук, житомирянин Валерий Александрович Никольский, который в середине 80-х годов прошлого века находился в составе специальной группы, занимавшейся

Будни петухов на зоне

Плотная завеса табачного дыма висела над головами обитателей камеры, и сквозь нее с трудом пробивался свет тусклой лампочки.

Это не мешало забыться глубоким сном тем, чья очередь была спать днем. Несколько человек сидели за столом и долбили его доминушками.

Человек пять прогуливались по узкому проходу, держа руки за спиной.

На нижней «шконке», у самой параши, два педераста занимались сексом, совершенно не обращая внимания на окружающих.

Словно в театре, двое молодых парней наблюдали за их играми и восторженно подбадривали «голубых».

— Машка, раздвинь булки поширше: пусть он вгонит как следует!

— выкрикивал один. — Эй, Марго, если твой пупырышек не стоит, то подставь свои булки Машке, пусть он ими займется! Гы-гы-гы! — подхватил другой.

— Ничего, как-нибудь мой дружочек найдет свою дорожку.